AnastasiaRahlis (anastasiarahlis) wrote,
AnastasiaRahlis
anastasiarahlis

Categories:

37. Арон Симанович и сыновья. Часть 11

До большевистского переворота Симанович живет в Петрограде. Но после него – «…я уже не чувствовал себя в Петербурге в безопасности. – Пишет Симанович. – Поэтому я переехал с семьей в Москву и, как только на Украине была объявлена гетманщина, я перекочевал в Киев.»169 То есть переезд в Киев (через Харьков) происходит где-то в мае месяце 1918 года. Чтобы вывезти из красной Москвы свои ценности Симанович прибегает к оригинальному методу: имитирует поломку руки и в повязку прячет «тысячу каратов бриллиантов и миллион рублей наличных денег».170 Наверно преувеличение, хорошо если там было спрятано две-три сотни тысяч рублей. Правда в другом месте своих воспоминаний Симанович почему-то говорит, что поехал в Киев напрямую из Петрограда: «С Туган-Барановским я был хорошо знаком. Когда я бежал из Петербурга в Киев, то он предоставил моей в Петербурге оставшейся семье свою квартиру (Саперный пер., 23. – А. Р.).»171 Может быть из Москвы он вернулся снова в Петроград на короткое время? Или в Петроград могла вернуться семья Симановича?

Маршалк_Мищук_Филиппов
Чины сыскной полиции Санкт-Петербурга, слева направо: помощник начальника Карл Петрович Маршалк,
чиновник для поручений Евгений Францевич Мищук, начальник сыскной полиции Владимир Гаврилович Филиппов.
Фотография ок. 1910 года. Художественное оформление фотографии – ЦГАКФФД СПб.

Но как бы то ни было вторая версия говорит прямо, а в первой вроде бы просматривается – «мне удалось пробраться в поезд, отвозивший украинских инвалидов»172, на вряд ли эти военные инвалиды перевозились с семьями – что какое-то время Арон Симанович и его семья были разлучены. Отец поехал посмотреть, как там живется в Киеве теперь, не неродном для Симановичей городе, а семья ждала его вызова. И в скором времени родные воссоединились. В Киеве Симанович занимается тем же, чем занимался до этого в Петербурге – игровыми клубами: «…я предложил открыть в Киеве под защитой командующего Северной армией казино.» Тем более, что градоначальником в Киеве «был назначен бывший помощник начальника московской уголовной полиции Маршалк, который был нашим человеком.»173 А до 1914 года Карл Петрович Маршалк служил в сыскной полиции Петербурга, так что это, возможно, был старый знакомый Арона Симановича. Учитывая, что исполняющим должность киевского градоначальника Маршалк назначен в сентябре 1918 года, то работало это казино сравнительно недолго. Вслед за поражением Германии в войне пала и поддерживаемая ею власть гетмана Скоропадского на Украине. 14 декабря Киев захватывают войска Директории Украинской народной республики – или, по-простому – «петлюровцы». «Город заняли бандиты Петлюры, и я с моими сыновьями бежал в Одессу.»174 – Видна неподдельная реакция еврея Симановича, на приход этих крайне антиеврейски настроенных частей. Думаю, да – тогда он именно «бежал».

Гостиница Виктория в Одессе
Гостиница «Виктория» в Одессе.

Прибыв в Одессу Симанович останавливается в гостинице «Виктория». Все три сына при этом были при нем. В этом городе у него происходит инцидент с контрразведкой Деникина. Дело началось еще в 1916 году, когда комиссией генерала Батюшина были задержаны киевские сахарозаводчики – было подозрение на их внутренние спекуляции с сахаром и снабжения им армии и на нелегальный вывоз сахара заграницу, в том числе через третьи страны в Германию. Но затем они были отпущены. По словам члена этой комиссии полковника А. С. Резанова, дававшего показания следователю Н. А. Соколову: «Освобождение упомянутых выше евреев сахарозаводчиков от ответственности и было устроено через Симановича за денежное вознаграждение, в результате чего было возбуждено официальное ходатайство Протопопова и Добровольского. Уже после революции Симанович обратился с письмом к Гепнеру, требуя от него уплаты 200 000 рублей за прекращение дела. Я имею это письмо и, кроме того, имею показание, данное по поводу этого обстоятельства Симановичем судебному следователю одесской контрразведки Добровольческой армии. <…> Представляю Вам копии письма Симановича и его показания и мой доклад, на которые я ссылаюсь в моем показании.»175 Показания Симанович давал другому бывшему члену той комиссии – Владимиру Орлову. Сам Симанович смотрит на дело по-другому, оказывается это не он вымогал деньги у сахарозаводчика Авеля (Йоваля) Лазаревича Хепнера (Гепнера, Гопнера), а его знакомый бывший прокурор Розен. А он – Симанович – только написал письмо Хепнеру с требованием дать Розену двести тысяч обещанных рублей.176 Несмотря на войну, города в Гражданскую войну, во всяком случае, там где не было «военного коммунизма», жили насыщенной культурной жизнью: работали театры, снимались фильмы, возникали литературные диспуты и созывались всевозможные съезды. В одном из таких культурных заведений – кабаре еврейских артистов (или просто в Доме артистов, по другим источникам), содержал которое знакомый Симановича Фишзон, он встретил своего старого знакомца Ржевского, благодаря которому удалось повалить покушавшегося на жизнь Распутина министра Хвостова. Однако это новая встреча была недолгой, Ржевский, будучи сотрудником военного губернатора Одессы А. Н. Гришина-Алмазова (1880–1919), в то же время сотрудничал с уголовным авторитетом Мишкой Япончиком – Моисеем Вольфовичем Винницким (1891–1919), расчищая ему путь наверх – устраняя других уголовных авторитетов. А так как тогда произошла смычка Япончика и его банды с большевистским подпольем, то такая политика не могла не принести свои плоды: 20 февраля Ржевского убивают возле того самого Дома артистов, в теле найдено пятнадцать пуль. Симанович описывает, что убийство произошло прямо на его глазах, правда забывает упомянуть про пятнадцать пуль. После этого разгромлено красное подполье, лидеры и шпионы его уничтожаются.177 А сделал все это либо тот самый Владимир Григорьевич Орлов – начальник контрразведки Одессы, который допрашивал Симановича, либо французская контрразведка.178 Так что Симанович, можно сказать, легко отделался, пребывая в Одессе.

Фишзон Михаил Абрамович
Михаил Абрамович Фишзон.

В это время в самой Одессе реальная власть была у командования французских экспедиционных сил. К февралю 1919 года французские политические круги изменили свое отношение к Добровольческой армии во главе с Деникиным, и, вообще, по ряду причин, было принято решение далее не участвовать в интервенции на территории России. Они самоуправно отстранили от командования одесским районом людей Деникина и назначили своих протеже, гораздо более левых взглядов. Все это породило разброд и шатание в сражающихся войсках. К концу марта ситуация в городе усугубилась: преступность, нехватка продовольствия, безработица достигли больших масштабов. И 2 апреля 1919 года французский штаб объявил об эвакуации Одессы в течении 48 часов. Хотя решение, конечно, больше было политическое, чем вызванное военной необходимостью. Видимо в марте покидает Одессу и Симанович с сыновьями: «Накануне эвакуации Одессы ген. Марков предоставил в мое распоряжение пятьдесят мест на пароходе „Продуголь“».179 Пароход направляется в Новороссийск.

Симанович проживет в «белом» Новороссийске почти год. В это время Добровольческая армия делает попытку захватить центр России. А после ее провала фронт быстро покатится обратно к Югу. Симанович застанет и смерть Пуришкевича от сыпного тифа в январе 1920 года, увидит и Шкуро, прибывшего в Новороссийск уже в марте 1920. Он рассказывает интересную подробность, что один из его сыновей, заболевший тогда тифом, окажется в одном лазарете с В. М. Пуришкевичем.180 Условия для больных в лазарете были не из легких – «был такой холод, что вода в стаканах за ночь замерзала».181

Пуришкевич Владимир Митрофанович_1919
Владимир Митрофанович Пуришкевич. Фотография 1919 года.

Из Новороссийска можно было эвакуироваться в трех направлениях: в Крым, в независимую Грузию, или в Турцию и далее в Европу. В воспоминаниях Симановича однозначного ответа на этот вопрос нет. Хотя он упоминает, имея в виду Туган-Барановского, что «в последний раз я с ним виделся в 1920 году в Данциге»182, однако это не означает, что в марте 1920, выехав из Новороссийска, он сразу оказался в нынешнем польском Гданьске. Спустя 14 лет, когда во Франции в очередной раз семья Симановичей оказалась замешена в крупном скандале, появилась статья, где кратко излагается их история: в 1920 году Арон Симанович пребывает в Батуми, где открывает вместе с братом, как бы мы сейчас выразились, пункт обмена валюты. Затем оттуда отбывает в Константинополь. Там он, по слухам, посещает шефа французской полиции.183* Это вполне может быть, так как тогда в Грузии оказались многие его бывшие знакомые князья из Императорского Конвоя. И уж нет ничего невозможного в посещении им полиции, учитывая, что тогдашний Константинополь кишит агентами всевозможных разведок, и многие готовы продать свои услуги сразу нескольким. Возможно, что из Батуми в Турцию Симановичи едут не все сразу, а сначала Арон с женой, Соломоном и дочерьми, а затем два старших сына. Об этом есть намек в пересказе воспоминаний сына Иоанна: «…семья Симановичей бежала из России в разное время и разными путями. Сначала уехали отец с матерью со всякими подъемными ценностями, а дети – наш знакомый и его старший брат – задержались почему-то в России», но «им удалось какими-то нелегальными путями выбраться наконец в Турцию, а оттуда во Францию, где они и воссоединились со своими родителями.»184 Но поначалу во Франции Симановичи не останутся, а отправятся на постоянное проживание в Берлин185 (может быть и побывав в Данциге по пути), где у Арона, по-видимому были какие-то связи, раз он выезжал туда еще в 1905 году. Брат Арона и средний сын Иоанн, если доверять статье в газете, поселяются в Румынии, в речном портовом городе Галаце. Брат его работает там дантистом.186

Мы намеренно не стали особо вникать в перипетии Гражданской войны, и сюжетов с ней связанных, в том виде, как это изложено у Симановича. Во-первых, политическая жизнь на Юге России за три года войны носит чрезвычайно пестрый и сложный характер, и подробный разбор их увел бы нас в далеко в сторону от биографии собственно Симановичей, и второе, есть некоторые сомнения, мягко говоря, по поводу того, что все, что написано в воспоминаниях Симановича имеет отношение к нему лично. Что-то, безусловно, да – его. Но так как писал книжку не он, очень чувствуется, что многое добавлено соавтором (или соавторами) от себя, и много беллетристики. Поэтому мы решили ограничиться только перечислением фамилий тех лиц (начиная с главки «Бегство в Киев»), которые у него упоминаются и с которыми он якобы пересекался во время Гражданской войны, с дополнением кратких биографических сведений об этих людях (отдавая предпочтение малоизвестным лицам), если к этому была возможность.

Акацатовы – братья, знакомые В. М. Пуришкевича. Южнорусская дворянская фамилия. Судя по всему имеется в виду Акацатов Михаил Епифанович (? – 1933) – член Русского собрания в Петрограде. Один из руководителей возникшего в августе 1918 г. в Киеве монархического союза «Наша Родина». Участник формирования Южной армии. Состоял также во Всероссийском крестьянском союзе. В эмиграции работал журналистом. И родной брат его – Акацатов Николай Епифанович (1860–1933) – военный врач, скончался в Белграде. Участником Белого движения также был Акацатов Василий Михайлович (1877 – не ранее 1923) – полковник, служил в гетманской армии и во ВСЮР.

Баткин Федор Исаакович (1892–1923(?)) – матрос 2-й статьи, эсер. Агент А. В. Колчака, назначенный им весной 1917 г. в «Черноморскую делегацию» с целью борьбы с пораженчеством и распадом армии. Участник «Ледяного» похода. Профессиональный агитатор. Уже в Константинополе завербован ВЧК и, возможно, английской контрразведкой. По некоторым сведениям расстрелян в СССР.

Беляев В. В. – инженер, участник вскрытия могилы Г. Е. Распутина. Присвоил себе икону, которую обнаружили в гробу Григория Ефимовича, положенную Царской Семьей.

Бермондт-Авалов Павел Рафаилович (Михайлович) (1877–1974) – знакомый Симановича, один из вождей Белого движения. См. 3-ю часть.

Бонч-Бруевич – журналист, брат большевика, как упоминается в книжке. Здесь у Симановича явно какая-то путаница, братом В. Д. Бонч-Бруевича был генерал Михаил Дмитриевич, который служил в Красной армии.

Всеволожский – по словам Симановича он был генералом и двоюродным братом гетмана Скоропадского. Предположительно это Всеволожский Сергей Сергеевич (1869–1950) – генерал-лейтенант, на 1916-1917 гг. – начальник отдела военных сообщений Главного управления Генерального штаба. Затем участник Добровольческой армии и ВСЮР. Скончался в Ницце.

Голубь Семен – ювелир из Екатеринбурга.

Гулеско Иван (Жан) Тимофеевич (1877–1953) – румынский скрипач, руководил созданным им оркестром, который до революции пользовался большой популярностью в России.

Дадешкилиани, князь – может быть Дадешкилиани Михаил Константинович (Иламаз Отарович) (1896–1967) – вольноопределяющийся Лейб-гвардии Конной артиллерии. В эмиграции во Франции. Или Дадешкилиани Николай Александрович (? – 1954) – окончил Пажеский корпус. Офицер Грузинского конного полка. В эмиграции в США.

Добрынский – скорее всего Добрынский Иван Александрович (1883/84 – не ранее 1919) – статский советник, чиновник для особых поручений при министре А. В. Кривошеине. Член Союза георгиевских кавалеров. Принимал участия в Государственном совещании в Москве в августе 1918 г., и в переговорах Львова, Корнилова и Керенского. В начале 1918 г. представитель Астраханского войска при командующем Добровольческой армии, соратник атамана этого войска Данзана Давидовича Тундутова (1888–1923).

Ефимов – журналист.

Келлер Федор Артурович, граф (1857–1918) – генерал от кавалерии. Один из немногих высших военачальников, не принявших Февральский переворот. В 1918 г. жил на Украине, пытался создать добровольческую армию с монархической идеологией. С ноября того же года Главнокомандующий войсками на территории Украины с подчинением ему гражданских властей. Однако вскоре из-за разногласий с гетманским правительством подал в отставку. Убит петлюровцами.

Лутухин (Лутохин – ?) – журналист.

Мамонтов Константин Константинович (1869–1920) – известный военачальник, генерал-лейтенант, командующий кавалерийскими частями донских казаков в период Гражданской войны. Предположительно отравлен.

Маршалк Карл Петрович – с 1895 г. служит в полиции. В 1904 г. дослужился до и. д. Опочецкого уездного исправника, а в следующем году становится псковским полицмейстером. В 1906 г. переводится в столицу на должность помощника начальника сыскной полиции С.-Петербурга, затем, с 1914 г., – начальник московской сыскной полиции. Служит некоторое время даже при большевиках. Бежит на Украину и в сентябре 1918 г. назначается градоначальником Киева. Эмигрировал в Берлин.

Модль Владимир Францевич (1871 – не ранее 1919) – с 1899 г. служит в Отдельном корпусе жандармов. В 1903–1906 гг. помощник начальника С.-Петербургского охранного отделения; 1906–1908 гг. – старший адъютант штаба Отдельного корпуса жандармов. В 1908 – 1915 гг. был помощником градоначальника Москвы. Полковник (1910). С июля 1915 г. и. д. Керчь-Еникальского градоначальника. В том же году сменил фамилию на Марков, а отчество на Александрович. В 1918–1919 гг. градоначальник Одессы.

Нижерадзе Николай Константинович, князь (? – 1944) – см. 5-ю часть.

Пуришкевич Владимир Митрофанович (1870–1920) – известный в Империи политик правого направления. Член II, III и IV Государственной думы. Создатель и лидер Русского народного союза им. Михаила Архангела. Участник убийства Г. Е. Распутина. Поддержал Февральский переворот. В Белой армии пытался вести монархическую агитацию.

Ржевский Борис Михайлович (? – 1919) – журналист, агент полиции. См. 7-ю часть.

Скворцов Василий Михайлович (1859–1932) – тайный советник, чиновник особых поручений при обер-прокуроре Св. Синода. Издатель журнала «Миссионерской обозрение» и газеты «Колокол». Член Русского собрания и других правых организаций, в том числе Отечественного патриотического союза. С мая 1919 г. стоит во главе Союза русских национальных общин. В эмиграции в Югославии.

Темников Антоний Викторович (1888–1920) или Леонтий Викторович (1881–1944) – один из них, вероятно, был комендантом Новороссийска в 1919 году.

Туган-Барановский Николай Иванович (1867/70–1935) – гофмейстер Высочайшего Двора, тайный советник (с 29 сентября 1916 года). До революции, с 1 февраля 1910 года по 29 сентября 1916 года, занимал должность Директора Канцелярии Министра путей сообщения, ближайший сотрудник министра С. В. Рухлова. После оставления должности назначен в Сенат. В политическом отношении придерживался правых взглядов. Вместе с Рухловым покровительствовал Отечественному патриотическому союзу, Главный Совет которого возглавлял железнодорожный служащий В. Г. Орлов. Почетный член Московского попечительства детских приютов. В 1917–1918 годах предпринимал попытки спасения Царской Семьи. Входил в совет «Северной армии». Затем в Совет Западной России (он же: Совет управления при Западной добровольческой армии, Особое совещание Западной России), который был создан для гражданских дел при Западной добровольческой армии, сформированной П. Р. Бермондт-Аваловым. В эмиграции жил в Польше, где получал пенсию от польского правительства. Принял католичество. Скончался В Варшаве. Был знаком с писателем А. И. Куприным. Младший брат М. И. Туган-Барановского (1865–1919) – представителя «легального марксизма», министра финансов Украинской народной республики.

Фельдман – знакомый Симановича в Новороссийске.

Фишзон – содержатель кабаре еврейских артистов в Одессе. Скорее всего имеется в виду Фишзон Михаил Абрамович (Авраамович) – актер, режиссер и театральный антрепренер. Он как раз в январе 1919 г. был в Одессе.

Шкуро Андрей Григорьевич (1886–1947) – видный деятель Белого движения, генерал-лейтенант. Командовал крупными конными соединениями Добровольческой армии, состоящими, как правило, из кубанских казаков. Эмигрировал. Во время Второй мiровой войны сотрудничал с нацистской Германией, группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС. Повешен советскими властями по решению суда.


* Перевод с французского языка некоторых принципиально важных статей любезно предоставлен Мариной Буториной. За что выражаем ей нашу искреннюю благодарность.

Примечания
169 Симанович.
170 Там же.
171 Симонович.
172 Симонович.
173 Там же.
174 Симанович.
175 Н. А. Соколов. Предварительное следствие 1919–1922 гг.: [Сб. материалов] / Сост. Л. А. Лыкова. – М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. С. 286-287.
176 Симанович. С. 444.
177 Савченко В. А., Файтельберг-Бланк В. Р. Одесса в эпоху войн и революций (1914–1920). – Одесса: Оптиум, 2008.
178 Ивлев М. Диктатор Одессы. Зигзаги судьбы белого генерала. – М.: Вече, 2013.
179 Симанович.
180 Симанович.
181 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич – опыт биографии правого политика (18701920). – М.; СПб.: Альянс-Архео, 2011. С. 394. С ссылкой на: Голицын А. Д. Воспоминания. – М., 2008. С. 529.
182 Симанович.
183 L'Action Française. 13.05.1934. № 133. P. 5. De scandale en scandale.
184 Сафонов Д.Ф. А дуги гнут с терпеньем... (Как я стал дипломатом-африканистом). – М., 2002. С. 255. (Далее: Сафонов)
185 Colon.
186 L'Action Française. 13.05.1934. № 133. P. 5. De scandale en scandale.
Tags: Григорий Распутин, Симанович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments